Главная » Газета » Промышленники ждут перемен

Промышленники ждут перемен

2014. 08 124

Нижегородская область – регион промышленный, по объему отгружаемой обрабатывающими предприятиями продукции область входит в первую десятку российских регионов. Если при этом учесть, что Нижний Новгород – столица Приволжского федерального округа, в котором сосредоточена четверть всего промышленного производства России, то нашу область вполне уместно рассматривать как некий барометр, по которому можно определять состояние промышленного климата страны. И письмо нижегородских промышленников, отправленное в конце прошлой недели фельдъегерской службой в Москву Владимиру Путину, свидетельствует, что стрелка нашего барометра движется в штормовую зону.

Понятно, что промышленники и Совет НАПП, утвердивший  это письмо Владимиру Путину на своем заседании, в основе своей прагматики, живущие в реалиях, где имеющийся сегодня госзаказ может завтра исчезнуть, потому им не очень свойственная пламенность речи и резкость суждений, которые присущи журналистам и некоторым думским политикам. Но при всей этой  осторожности и политкорректности промышленники пишут президенту о том, что при сложившейся ситуации велика вероятность повальной неплатежеспособности и вынужденного банкротства промышленных предприятий. Нижегородские промышленники предлагают свои шесть пунктов, срочная реализация которых, по их мнению, поможет стабилизировать социально-экономическую ситуацию в стране. При этом они отдают себе отчет, что реализация предлагаемых ими мер потребует «институциональных» изменений в политике финансово-экономического блока правительства и кадровых перестановок. И вот это уже ставит под сомнение реализацию предложений нижегородских промышленников. Власть, и московская, и местная, предпочитает говорить не о предстоящем вынужденном банкротстве предприятий промышленности, а об изменившихся условиях: кому-то стало хуже, а кто-то выиграл, ничего страшного, мол, приспосабливайтесь.

Да, можно черпать повод для оптимизма в том, что дополнительные поступления в российский бюджет текущего года от декабрьской девальвации рубля составят, как заявляет Минфин, 2,249 трлн рублей. Но проведенная девальвация рубля, действия финансово-экономического блока правительства и ЦБ РФ существенно изменили условия хозяйствования для нашей промышленности. Промышленники оценивают эти действия как резкое и преднамеренное торможение развития отечественной промышленности, ориентированной на внутренний спрос. И если дополнительные доходы в бюджет, связанные с экспортными отраслями, посчитали министерские чиновники, то о потерях работающей на страну промышленности от этих действий мало кто говорит.

Как сказывается девальвация на нижегородских промышленных предприятиях, ориентированных на внутренний спрос?

Есть у нас, к примеру, современное передовое фармацевтическое предприятие «Нижфарм», входящее в российский холдинг, в котором среднегодовой рост объемов продаж в России в последние пять лет составлял 18 процентов. До 70 процентов исходного сырья, потребляемого предприятием, приходится на импортные поставки, которым на сегодня нет замены на российском рынке. Простой счет говорит о том, что в результате девальвации рубля существенный объем выпускаемой предприятием продукции станет для потребителей значительно дороже, что сократит объемы продаж, снизит доходность предприятия.

Девальвация отрицательно повлияла даже на такие сектора промышленности, как металлургия, работающая преимущественно на отечественном сырье. Есть у нас «Русполимет» — металлургический и металлообрабатывающий комплекс с полным производственным циклом, являющийся головным поставщиком кольцевой продукции для производителей авиационных двигателей и использующий в производстве довольно большие объемы цветных металлов, производимых российским же Норникелем. Но цены на цветные металлы российских производителей устанавливаются на Лондонской бирже, девальвация рубля сделала их для российских металлургов вдвое дороже. При этом цены на закупки по госзаказу зафиксированы, и если не проводить здесь корректировок, то предприятия, особенно те, где доля госзаказа в объемах производства значительна, получат не прибыль, а убытки.

Такие цепочки, в начале которых – девальвация рубля и рост стоимости комплектующих и сырья, а в конце – повышение цены для российских потребителей на продукцию, произведенную отечественными же промышленными предприятиями,  можно проследить буквально в каждом сегменте промышленного производства. Да, выиграли экспортеры, такие, как Балахнинский бумкомбинат,  производящий газетную бумагу, сумевший нарастить объем экспортных поставок. Но доля нижегородских предприятий, ориентированных на экспорт, в общем объеме промпредприятий невелика, потому общий баланс – отрицательный.

Стало уже банальным утверждение, что высокая ключевая ставка ЦБ РФ, возникшая как раз на девальвационной волне, сделала банковские кредиты недоступными для промышленности. Но это действо, вслед за девальвацией рубля, дало вполне синергетический эффект, усилив процесс торможения российской экономики. Известно, что отсутствие кредитов не позволяет промышленности развиваться, вымывает оборотные средства и, в конечном итоге, снижает объемы производства и спроса.

Нижегородцы провели анализ работы предприятий промышленности по импортозамещению: на конец февраля были остановлены, заморожены, перенесены на неопределенный срок программы модернизации промышленных предприятий более чем на 40 миллиардов рублей. Это – реальные проекты действующих предприятий, многие из которых были признаны региональным правительством приоритетными. Причины все те же: возросшая стоимость закупаемых станков и оборудования, резкое удорожание кредитов, неопределенность финансового будущего предприятий даже на ближайший год.

40 миллиардов рублей – это остановленные планы модернизации программ по импортозамещению  лишь 14 ведущих предприятий региона. А сколько средних и малых предприятий в новых  условиях хозяйствования, возникших в результате жесткой девальвации рубля и действий ЦБ РФ, будут вынуждены замораживать свои проекты развития, сокращать или сворачивать производство и увольнять персонал? Уже в феврале, по данным Минтруда РФ, каждую неделю количество безработных в стране росло на 20 000 человек, а суммарная численность работников, находившихся в простое по инициативе администрации или в неоплаченных отпусках составляла четверть миллиона.

Надо признать, что условия, в которые сегодня поставлена отечественная промышленность, сложились не столько в силу каких-то изменений мировой экономики, сколько по причине некомпетентных действий финансово-промышленного блока правительства. Если бы правительство намеревалось использовать девальвацию национальной валюты в качестве стимулирования экономического роста и повышения конкурентоспособности российской промышленности, то вслед за девальвацией рубля следовало бы предпринять меры по снижению налогов, по смягчению кредитной политики и повышению платежеспособного спроса населения. У нас же все сделано наоборот: девальвация рубля, рост стоимости кредитов, сокращение спроса и денежной массы идут параллельно. По данным ЦБ РФ, объем денежной массы в стране неуклонно сокращается,  в январе реальная денежная масса была на уровне сентября 1998 года, почти вдвое сократившись с 2010 года. Если верно утверждение, что деньги – кровь экономики, то на протяжении последних пяти лет российская экономика последовательно и целенаправленно обескровливается.

Кроме того, как отметила на секции Московского экономического форума депутат Госдумы Оксана Дмитриева, оценивая действия правительства за последние годы:

–      введен «налоговый маневр», увеличивший налоговую нагрузку на внутреннее потребление нефтепродуктов;

–      в два с половиной раза увеличены страховые взносы для малых предприятий. Как минимум в два раза возросли страховые взносы для индивидуальных предпринимателей;

–      в 5-10 раз возросла кадастровая оценка земли и, соответственно, земельный налог и плата за землю для промышленности и субъектов малого предпринимательства;

–      отменена льгота по налогу на недвижимое имущество для применяющих упрощённые режимы налогообложения.

Можно и дальше перечислять решения федеральных властей, ухудшающие условия хозяйствования, к примеру, обсуждать планы правительства по сокращению бюджета, что напрямую приведет к сокращению платежеспособного спроса. Или обсуждать высказываемые членами правительства намерения то увеличить подоходный налог, то сократить пенсию «богатым» пенсионерам, то уменьшить пенсионные выплаты женщинам на 20 процентов. Все это и есть проявления некомпетентности действующего кабинета министров, многие из членов которого очень далеки от проблем реального сектора экономики.

Очередное свидетельство этой некомпетентности – антикризисный план правительства, в котором меры поддержки «будут дорабатываются», а «список системообразующих предприятий – условный». Но если пробраться сквозь общие фразы, то  очевидно, что правительство вновь, как в кризис 2008 – 2009 годов, предлагает направить триллионную массу денег, 85 процентов из выделяемых средств, коммерческим банкам. И чуть более 10 процентов правительство намерено выделить на поддержку различных отраслей экономики и стимулирование импортозамещения. Но до сих пор коммерческие  банки направляли основную часть выделяемых им государством денег на спекулятивные операции. Это наглядно видно по графику двух показателей за прошлый год – объему рефинансирования коммерческих банков со стороны ЦБ РФ и изменению валютных активов коммерческих банков. Здесь – почти стопроцентное совпадение. Так что ожидать, что коммерческие банки забудут про собственную выгоду, станут патриотами и снабдят промышленников кредитами — не приходится.

Так почему государству, если оно действительно озабочено сокращением промышленного производства и выработкой действенных антикризисных мер, не построить такую схему поддержки реального сектора, чтобы средства работали не на банкиров, а на промышленность? И схемы финансовой поддержки промышленности государством, причем, вполне рыночные существуют, промышленники готовы предложить варианты такого взаимодействия.

Кстати, либералы в правительстве до сих пор и с удовольствием дискутируют о том, нужны ли активные действия государства в экономике и каково должно быть соотношение государственного и частного. Но российская реальность давно и вполне определенно ответила на этот вопрос. Только при активной роли государства корпорация Росатом, к примеру, за четыре года после аварии на Фукусиме увеличила свой портфель зарубежных заказов на 50 процентов. Стимулируя спрос и поддерживая Росатом на зарубежных рынках, мы готовы на льготных и вполне конкурентных условиях предоставлять кредиты заказчикам Росатома аж на 15 лет. Можно только представить, какими бы темпами росло, к примеру, российское сельхозмашиностроение, если бы Россия предоставляла льготные кредиты на 15 лет отечественным и зарубежным потребителям наших тракторов и комбайнов.

Другой пример удачной работы государства – модернизация предприятий ОПК и в целом реализация программы вооружений. В нижегородской области плоды этой работы очевидны: сегодня предприятия ОПК – локомотив промышленности региона, дающие наилучшие показатели роста: по итогам 2014 года нижегородские предприятия ОПК увеличили объемы производства на 123 %.

Очевидно, что государство должно вернуться в реальную экономику в качестве основного инвестора и регулятора всех отраслей промышленности, а не только избранных секторов или приближенных к чиновникам правительства банковских групп.

Нужно не просто снижать ключевую ставку ЦБ РФ по процентику в месяц, но вернуть всю систему финансовых отношений в нормальное положение, при котором финансовые институты работали бы на промышленность и экономику в целом, а не наоборот.

Нужно изменить структуру руководства экономикой страны, чтобы в правительстве находились не кураторы тех или иных направлений деятельности, мало разбирающиеся в сути дела и не имеющие никакого авторитета в профессиональной среде, а грамотные профессиональные производственные штабы, координирующие промышленность, направляющие ее развитие и отвечающие за конечный результат.

И если мы действительно намерены проводить реиндустриализацию страны  и кардинально снижать зависимость отечественной экономики от импортных поставок, то надо не плодить лозунги и разглагольствовать о необходимости «создания надлежащего инвестиционного климата», а разрабатывать с профессиональным сообществом проекты развития, принимать реальные планы, с конкретными объемами работ, с необходимыми объемами финансирования, с реальными сроками и ответственными лицами, с распределением объектов по регионам, с учетом решения всего комплекса социальных вопросов и развития инфраструктуры. Мы не единожды делали это в прошлые века, у нас есть опыт подобных трансформаций, есть ресурсы и люди, способные работать на благо страны.

Промышленникам кажется очевидным, что дальше жить в прежней системе экономических координат невозможно, нужны перемены в подходах к управлению экономикой и принципах руководства. И эта потребность в переменах не исчезнет сама собой и не растворится за праздничными вечерами, связанными с Крымом и Днем Победы. Но основная проблема здесь не в средствах и навыках, но лишь в политической воле.

Услышит ли президент промышленников?

Петр Чурухов

На снимке: на минувшей неделе губернатор области В. Шанцев вручил штандарты руководителям наиболее успешных предприятий региона.

 

 

Об авторе

Количество записей : 3414

Оставить комментарий

Вы должны быть авторезированы чтобы оставлять комментарии.

© 2013 PromportalNDG.ru

Scroll to top